С днём рожденья, Страна!


"Государство не подадут народу на серебряном подносе"
                                                                         Д-р  Хаим Вейцман -первый президент Государства Израиль.


Пятого числа еврейского месяца ияра 5708-го года на бульваре Ротшильда в Тель Авиве было многолюдно. Как ни пытались сохранить в тайне место и время провозглашения государства, всё было тщетно – еврейское население Эрец Исраэль было мало и не смотря ни на какие ухишрения о предстоящей церемонии знали... 
Официальное прекращёние действия мандата британцы назначили на  субботу 15-е мая 1948-го года, но суббота – есть суббота, поэтому решили провести церемонию накануне - 14-го мая в Художественном Музее Тель Авива. Здание это, кстати, выбрано было не случайно – в добротном доме Меира Дизенгофа, завещанном им музею, были крепкие перекрытия – члены Национального Совета опасались бомбардировок...
После зачтения Давидом Бен-Гурионом Декларации Независимости, рав Фишман произнёс благословение "шехияну" (благодарение Всевышнему за предоставленную им возможность дожить до сего дня) и собравшиеся на улице встретили  сообщение, которого так ждали, ликованием и авацией! Вместе с ними ликовали евреи всего мира – своего государства они ждали почти две тысячи лет!
...Многие евреи гордятся тем, что именно их народ дал миру такое количество незаурядных личностей – великих учёных и полководцев, государственных деятелей и художников, музыкантов, инженеров и писателей, но на самом деле главное не это – главным даром евреев миру являются всего лишь две вещи – Десять Заповедей – основа современой нравственности и НАДЕЖДА. Надежда на возрождение, дарованная раненым народом униженным и оскорблённым во всём мире.
И тогда 14-го мая тоже звучала "Надежда" – "А-Тиква" – наш гимн на уходящем в субботние сумерки весеннем бульваре Ротшильда в Тель Авиве.
Так родилось Государство Израиль.

Обстановка в стране, между тем, была далеко не праздничной... На следующий день в шесть часов утра Бен Гурион выступил по радио с "Обращением к нации" и вместе с голосом Председателя Временного правительства до радиослушателей донёсся звон битого стекла окон студии. Это египетская авиация бомбила тельавивский аэродром Сде Дов.
Между тем, вопреки расхожему мнению о том, что именно 15-го мая началась Война за Независимость, она уже давно шла...
Боевые действия начались за пол-года до этого. Узнав о решении разделить Палестину, на следующий день после голосования в ООН - 30-го ноября 1947-го года арабы подожгли еврейский торговый центр у Яфских ворот старого города в Иерусалиме, затем без особого, правда, успеха они пытались атаковать еврейские поселения, но поняв, что удача им не сопутствует, местные банды избрали иную тактику. Предводитель арабов Эрец Исраэль и заклятый враг евреев Абд эль-Кадер эль-Хусейни приказывает перерезать основные транспортные магистрали – Иерусалим в блокаде. Движение осуществляется только в колоннах, шансы добраться до места пятьдесят на пятьдесят, ведь британцы ещё в Стране и евреям запрещено открыто носить оружие. Поскольку англичане – джентельмены и женщин они не обыскивают, девушки-пальмахницы прячут части оружия и гранаты под одеждой, так происходит передвижение... Бандиты обстреливают еврейские автобусы, убивают евреев на улицах и предприятиях, дополнительно к "дорожной войне" начинается борьба за города со "смешаным" населением: Хайфа, Тверия, Яффо, Иерусалим, Цфат.
В декабре в Эрец Исраэль вторгается т.н. Армия Спасения под предводительством бывшего османского офицера Фавзи эль-Каукджи и британцы... пропускают этих вояк – есть ведь у евреев милиция "Агана", ну так пусть будет такая и арабов...
По всей стране льётся кровь, сотни погибших, Иерусалим отрезан. Учитывая создавшуюся ситуацию и не веря в то, что евреи смогут выстоять, Соединённые Штаты предлагают изменить решение о разделе Палестины на два государства на особый режим, при котором власть в Стране после ухода британцев будет принадлежать специальному международному органу.
В конце марта одна за другой подвергаюся нападениям три транспортных еврейских колонны. Вновь десятки убитых.
В апреле –мае разворачиваются упорные бои за Хайфу и Цфат, куда на рассвете пятницы 17-го апреля входит отряд ПальМаха. После ночного маршброска солдаты выглядят усталыми, но... их командир Эльад Пелед, что бы поднять моральный дух местных евреев, выстраивает своих солдат  в колонну по три и еврейские  солдаты входят в еврейский квартал маршевым шагом под строевую песню. Оценив ситуацию молодой командир понимает, что укрепления непригодны для боя и принимает решение усилить их мешками с песком. Наступает суббота и религиозные евреи отказываются набирать песок в мешки,но рав Зейде Элер хватает лопату – если еврейский командир сказал: "Надо!", значит – НАДО! Ночь, гроза, залпы "давидок", к утру арабы Цфата бежали. Потом рав Элер скажет, что Цфат был спасён благодаря "действию и чуду", пичём действие – это чтение Псалтыря, а чудо... чудо, что на помощь пришёл отряд ПальМаха...
За несколько дней до этого гибнет колонна медиков, направлявшихся в больницу на Гору Скопус. Вновь льётся еврейская кровь – вновь 78 убитых.
Из Штатов вовращается Моше Шарет – американцы могут не поддержать провозглашение независимости, Игаэль Ядин – фактический главнокомандующий еврейскими силами Палестины на вопрос Старика (прозвище Бен Гуриона) "Выстоят ли еврейские войска в схватке с регулярными частями арабских армий, когда (не ЕСЛИ, а КОГДА) те вторгнутся в Эрец Исраэль?" честно отвечает: "Шансы 50 на 50..."
"Сейчас или никогда!" – решает Бен Гурион и Члены Национального Совета шесть против четырёх голосуют "ЗА".
За считаные часы до зачтения Декларации пал Гуш Эцион, а сразу после – пять арабских армий вторгаются в Страну Израиля.
Основную угрозу новорожденному государству представляли армия Египта и Иорданский (Арабский) Легион под командованием британского полковника Джона Глаба.
Сирийские танки доехали до Дгании, но небольшие еврейские соединения под командованием Моше Даяна сумели отстоять "Мать киббуцов". Боеприпасов, техники и вооружений не хватало катастрофически, поэтому в ход шло всё, что могло стрелять. В Дганию привезли несколько пушек времён франко-прусской войны без прицелов и на деревянных колёсах. Не то чтоб они могли нанести противнику серьёзный урон, но шум они подымали, как стратегический бомбардировщик на взлёте. Сирийцы откатились от киббуца и, продолжая периодически огрызаться, более или менее успокоились до конца войны...
Ливанское вторжение ограничилось переходом границы тысячей бойцов и захватом еврейского поселения Малькия. Уже на данном этапе войны малочисленный ПальМах сумел успешно контратаковать и перерезать транспортные артерии в глубине ливанской территории, а в конце войны молодая израильская армия гнала оперероточных ливанских воителей до реки Литани.
Благодаря слаженным действиям горстки еврейский бойцов иракская армия так и не смогла форсировать Иордан в районе киббуца Гешер, но, пройдя по территории Трансиордании южнее, захватила населённые пункты, отведённые ООН арабскому государству, которое сами же арабские страны не собирались не только поддерживать, но и создавать...
Совсем другая ситуация складывалась на юге и на востоке. 18-го мая Иорданский Легион занял латрунскую крепость и тем самым окончательно отрезал Иерусалим. Бен Гурион определил задачу просто и точно: "Есть Иерусалим без государства, но нет государства без Иерусалима!" Тяжелейшие, кровопролитные бои развернулись в иерусалимском коридоре. Пять раз еврейские силы пытались штурмовать латрунские холмы. И каждый раз терпели неудачу... Треть всех потерь той войны приходится именно на иерусалимское направление – недаром Бени Маршак - близкий родственник извесного советского поэта и политрук бригады Арель (да-да, была и здесь такая должность) говорил, что никогда прежде в мировой истории  войн не было случая, что бы протяжённость фронта определялась шириною шоссе и от ширины этого шоссе зависила судьба целого государства!
ЦаХаЛу, приказ о формировании которого из всех еврейских вооруженных формирований поступил 28-го мая,  так и не удалось взять Латрун и на долгие 19-ть лет эта местность так и оставалась под властью Легиона, но солдаты всё же проложили Дорогу Жизни на Иерусалим по окрестных холмам и, иногда, пешком, там где не проходили машины, переносили мешки с мукой и солью в блокадный город, чем спасли более ста тысяч евреев нового (западного) города и обеспечили непрерывность территории еврейского государства!
Всё то время, что в подмандатной Палестине евреи сражались с местными бандитами эль-Хусейни и "импортными" - эль-Каукджи, но формально страной правил Британский Каролевский Двор, ни о какой помощи из вне нельзя было и мечтать, но как только было провозглашено государство и армии сопредельных (и не совсем) государств вторглись в Страну, во многих странах мира возникло добровольческое движение. Ветераны Второй Мировой - евреи и неевреи, солдаты и офицеры, лётчики, танкисты, артиллеристы и военврачи ехали на Ближний Восток, чтобы в боях отстоять право евреев на свою страну и не допустить завершения того, что начал Гитлер. В разгар Войны за Независимость молодой полковник Давид Драгунский, получивший вторую звезду Героя за штурм Зееловских высот написал рапорт на имя командования с предложением сформировать и возглавить бронетанковою дивизию, укомплектованную советскими евреями-добровольцами из числа ветеранов, которая высадится на Ближнем Востоке, с боями дойдёт до Иерусалима, штурмует город и выставит интервентов из страны. Спустя десятки лет, имя больного и немощного генерала будет опорочено красным агитпропом, но тогда – в "сороковые-роковые" он совершил поступок, достойный настоящего Русского Офицера и не его вина, что в Кремле решили по другому. Впрочем, и без дивизии Драгунского за новорожденное государство сражалось немало бывших красноармейцев. Аэропорт Луд освобождала русскоязычная танковая рота под командованием бывшего майора Советской Армии Феликса Биатоса, а политрук бригады Негев Александр Юлин ворвался в иорданский форт "Ум Раш-раш" (будущий Эйлат) с криком: "За Родину – за Сталина!" Символично, что именно этим криком 10-го марта 1949-го года закончилась Война за Независимость Израиля!
Однако, в мае сорок восьмого до этого было еще далеко. Египетская армия продвигалась в глубь страны двумя колоннами: к Тель Авиву и к Иерусалиму. Всего лишь несколько дней понадобилось египтянам, чтобы взять Мадждаль (Ашкелон) и дойти до Ашдода. Не даром железнодорожная станция этого южного города называется "Ад А-лом" ("До сих пор"). Почему они не двинулись севернее, ведь между Ашдодом и Тель Авивом было всего три еврейских роты, мы, скорее всего, не узнаем никогда. Или по крайней мере тогда, когда здесь наступит подлинный мир и бывшие неприятели рассекретят архивы.
Сегодня же нам известно лишь одно. Кароль Фарук решился воевать только после того, как получил от британских военспецов данные, что сионисты продержатся не более месяца. У евреев нет вооружений, нет техники, нет грамотных офицеров... Но спустя всего лишь несколько дней после начала интервенции в небе над Ашдодом появились Мессершмиты с голубыми магендавидами на плоскостях, а из района Беэр Тувье впервые на южном фронте "заговорила" еврейская артиллерия – это Хаим Бар Лев раздобыл три "наполиончика" (таких же, как в Дгании). Впервые в короткой современной истории еврейских вооружённых сил, ПальМах развернул полковую контратаку. Да! Операция не увенчалась успехом, да!- ни пушки, ни самолеты не нанесли серьёзного урона египтянам, но психологичесткий эффект был ошеломляющим. У евреев ЕСТЬ артилерия и авиация, они в состоянии воевать большими соединениями... Да пошли они к дьволу... Прошло немногим более полугода и ЦаХаЛ не просто погнал египтян, евреи, уйдя далеко на юг занимали рубежи в Синайской пустыне!

***
У Натана Альтермана есть стихотворение "Серебряный поднос". Этот идиоматизм в языке иврит соответствуют русскому "блюдечку с голубой каемочкой".
Независимость нашей страны мы получили не на "блюдичке с голубой каёмочкой" – наш серебрянный поднос обрамлён, к сожалению, траурным крепом, а на нем – та страшная цена, которую мы заплатили и – увы –
продолжаем платить – это сотни и тысячи молодых людей – уроженцев страны и новых репатриантов, новобранцев и опытных боевых офицеров, подпольщиков и киббуцников, евреев и неевреев, которые ценой своей жизни обеспечили нам свободу.
 Страна вступает в седьмой десяток – для человека - возраст мудрости и седин, для государства – возраст юности и созидания. За шестьдесят лет мы прошли путь от хлебных карточек до крупного экспортёра сельхозпродукции и аграрных технологий. Из крестьянской киббуцной страны мы превратились в научную сверхдержаву, чья продукция нарасхват и в Америке, и в России, и в Китае, и на Тайване, мы научились выращивать цветы в пустыне и запускать спутники... с пляжа, заслуженной славой и уважением пользуются в мире наши ВВС, наша армия и наши специалисты по борьбе с террором.
Нам ещё многое предстоит – у нас не было времени ни на шахматы, ни на спорт, ни на школьные олимпиады по физике, мы продолжим возводить города в песках, строить горные дороги, трамвай в столице и метро в центре страны, мы продолжим развивать эту страну и, как и прежде, будем победоносно её защищать – одним словом, это НАША страна и нам здесь жить!

С днём рожденья, любимая Страна! С днём рождения, Израиль!


Вместо послесловия


...перечитав написанное, я открыл новостную страничку в интернете: вновь обстреливают Западный Негев, погибшие в Сдероте, "грады" в центре Ашкелона... Ничего ещё не закончилось. Война за Независимость продолжается!..

С днём рождения, Сражающаяся Держава! Храни тебя Б-г! Амейн.
НЕ ЗАБУДЬТЕ